ОБЗОР ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ В 2017 ГОДУ ОБЛАСТНЫМИ И РАВНЫМИ ИМ СУДАМИ ДЕЛ ОБ УСЫНОВЛЕНИИ ДЕТЕЙ ИНОСТРАННЫМИ ГРАЖДАНАМИ 

В соответствии с пунктом 4 статьи 124 СК РФ усыновление детей иностранными гражданами или лицами без гражданства допускается только в случаях, если не представляется возможным передать этих детей на воспитание в семьи граждан Российской Федерации, постоянно проживающих на территории Российской Федерации, либо на усыновление родственникам детей независимо от гражданства и места жительства этих родственников, а также если истекли двенадцать месяцев со дня поступления сведений о таких детях в федеральный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. Учитывая это, суды проверяли указанные обстоятельства при рассмотрении каждого дела об усыновлении.
В этих целях суды проверяли, какие меры были приняты органами опеки и попечительства, региональным и федеральным операторами по устройству детей, оставшихся без попечения родителей, в семьи родственников детей, если таковые имелись, а также в семьи граждан Российской Федерации, кому и когда из российских граждан предлагалось взять ребенка на воспитание в свою семью (на усыновление, под опеку (попечительство), в приемную семью), с какого времени сведения о ребенке находятся в федеральном банке данных о детях, оставшихся без попечения родителей, и правильно ли были указаны сведения о ребенке (о его возрасте, состоянии здоровья).
Указанные обстоятельства, как и в предыдущие годы, как правило, устанавливались судом путем исследования письменных доказательств, представляемых органами опеки и попечительства, федеральным и региональным операторами.
Так, по одному из дел по заявлению граждан Италии об удочерении несовершеннолетней обстоятельства невозможности передачи ее на воспитание бабушке были установлены Санкт-Петербургским городским судом на основании исследования представленных органом опеки и попечительства медицинских документов о наличии у бабушки удочеряемой инвалидности по психическому заболеванию и невозможности в связи с этим осуществлять воспитание ребенка, результатов обследования ее жилищно-бытовых условий о непригодности дома к проживанию, письменного отказа бабушки несовершеннолетней от принятия ее на воспитание. С учетом указанных обстоятельств, отсутствия других совершеннолетних родственников ребенка, а также граждан Российской Федерации, желающих удочерить девочку, заявление граждан Италии судом было удовлетворено.
В ряде случаев суд, рассматривая заявление об усыновлении, опрашивал в судебном заседании лиц, которые знакомились со сведениями о ребенке и отказались от его усыновления или семейного воспитания в иных формах, а также лиц, у которых такой ребенок ранее находился под опекой.
Например, по одному из рассмотренных Иркутским областным судом дел о международном усыновлении был опрошен гражданин, исполнявший обязанности опекуна несовершеннолетней возмездно на основании договора о приемной семье. Судом установлено, что от исполнения обязанностей опекун отказался путем подачи личного заявления, поскольку между несовершеннолетней и семьей опекуна не был установлен контакт (имела место конфликтная ситуация с детьми опекуна). Другая гражданка, решившая удочерить девочку и в семью которой она была временно передана, пояснила, что отношения с ребенком не сложились, в связи с чем она была вынуждена до окончания срока временной опеки вернуть ребенка в организацию для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и отказаться от продолжения процедуры усыновления. Заявление граждан Испании об удочерении несовершеннолетней судом было удовлетворено.
По другому делу о международном усыновлении, также рассмотренному Иркутским областным судом с удовлетворением заявления, была опрошена гражданка Российской Федерации, под опекой которой усыновляемый ребенок находился с 2012 по 2018 год. В судебном заседании бывший опекун пояснила, что причиной отказа от опеки над мальчиком послужило его агрессивное поведение.
Для выяснения мнения родственников ребенка относительно их желания воспитывать ребенка в ряде случаев суды опрашивали родственников усыновляемого в качестве свидетелей (например, Красноярский краевой суд, Вологодский и Новосибирский областные суды).
Так, по делу по заявлению граждан Испании об усыновлении несовершеннолетнего Красноярским краевым судом в судебном заседании были опрошены тети ребенка, которые подтвердили ранее выраженное ими нежелание принять несовершеннолетнего на воспитание в свои семьи в связи с отсутствием материальной возможности, стесненными жилищными условиями, наличием на иждивении собственных детей.
Бабушка и дедушка ребенка также отказались от принятия ребенка на воспитание.
По одному из дел об усыновлении ребенка гражданами Мальты судом Еврейской автономной области опрашивалась в качестве свидетеля тетя ребенка, которая пояснила причины, по которым она, а также другие родственники ребенка не желают принять его на воспитание в свои семьи. В частности, она подтвердила, что после получения информации о намерении иностранных граждан усыновить мальчика дядя ребенка принял его на воспитание в свою семью, однако с воспитанием ребенка в связи со сложностями в его поведении он не справился, и ребенок был возвращен в детское учреждение.
По ряду дел родственники ребенка, несмотря на вызовы в суд, уклонились от явки в судебное заседание. Такие факты имели место, в частности, при рассмотрении дел о международном усыновлении Волгоградским, Вологодским и Тамбовским областными судами.
Как и в предыдущие годы, в необходимых случаях родственники ребенка, а также лица, которые знакомились со сведениями о ребенке и отказались от его усыновления или семейного воспитания, опрашивались судом по месту их жительства в порядке статьи 62 ГПК РФ (судебные поручения).
Например, при рассмотрении Красноярским краевым судом заявления граждан Испании в целях исследования вопроса о возможности передачи ребенка в семью его родственников в порядке судебного поручения Сухобузимским районным судом Красноярского края были опрошены два дяди ребенка, которые ранее оформили заявления об отказе взять ребенка на воспитание в свои семьи. Указанные лица подтвердили свое нежелание принять ребенка в свои семьи.
Как показало обобщение судебной практики, в большинстве случаев российские граждане отказывались от принятия детей на воспитание в свои семьи в связи с состоянием здоровья передаваемых на усыновление детей, наличием у них отягощенной наследственности. В некоторых случаях на такой отказ влияли возраст детей, их внешние данные, пол, неблагополучный социальный статус их родителей, а также невозможность установления психологического контакта с ребенком.
По ряду дел судами было установлено, что со сведениями о ребенке, в отношении которого подано заявление об усыновлении, знакомилось значительное число кандидатов в усыновители из числа граждан Российской Федерации, однако, несмотря на предпринятые органами опеки и попечительства меры, устроить ребенка в семьи российских граждан по указанным выше причинам не представилось возможным.
Так, например, по делам, рассмотренным Верховным Судом Республики Саха (Якутия), по названным выше причинам количество отказов от знакомства с ребенком (детьми) по одному делу составило 14 раз, а по другому - 48.
По двум делам, рассмотренным Владимирским областным судом, со сведениями о ребенке знакомились 44 семьи, а по двум делам, рассмотренным Алтайским краевым судом, в одном случае ребенок предлагался для передачи на воспитание 88 кандидатам в усыновители, а в другом - 62.
При установлении судом обстоятельств, свидетельствующих о том, что родители усыновляемого ребенка, лишенные родительских прав, предприняли меры к восстановлению в родительских правах (обратились в суд с иском о восстановлении в родительских правах), суды на основании абзаца пятого статьи 215 ГПК РФ приостанавливали производство по делу об усыновлении ребенка.
Например, в ходе рассмотрения Ярославским областным судом заявления граждан Италии об усыновлении ребенка было установлено, что отец ребенка обратился в суд с заявлением о восстановлении в родительских правах. В связи с данным обстоятельством производство по делу было приостановлено до рассмотрения указанного иска. После возобновления производства по делу заявление об усыновлении было оставлено без рассмотрения в связи с неявкой заявителей по вторичному вызову.
Имел место случай приостановления производства по делу в связи с установлением опеки над усыновляемыми их бабушкой. Так, Волгоградским областным судом было приостановлено производство по делу об усыновлении двух несовершеннолетних братьев в связи с желанием бабушки принять внуков в свою семью. Бабушка была поставлена на учет в качестве кандидата в опекуны и в судебном заседании выразила твердое намерение принять внуков на воспитание в свою семью. Производство по делу впоследствии было прекращено в связи с отказом заявителей от заявленных требований об усыновлении.
В тех случаях, когда при подготовке дела к судебному разбирательству или в ходе его рассмотрения суды устанавливали, что до подачи усыновителями в суд заявления об усыновлении надлежащие меры по устройству ребенка в семьи родственников ребенка приняты не были, суды предлагали органам опеки и попечительства принять меры к установлению родственников ребенка.
При выявлении фактов нарушения законности, в том числе ненадлежащего исполнения органами опеки и попечительства своих обязанностей, судами выносились частные определения в адрес соответствующих организаций и должностных лиц (часть 1 статьи 226 ГПК РФ).
Так, Волгоградским областным судом вынесено частное определение в связи с бездействием сотрудников органа опеки и попечительства, которыми не были приняты исчерпывающие меры к устройству усыновляемого ребенка в семьи его родственников и опекуна его сестры, в связи с чем производство по делу приостанавливалось.
По делу по заявлению граждан Испании об усыновлении ребенка Иркутским областным судом вынесено частное определение в связи с нарушением требований пункта 3 статьи 146 СК РФ, выразившимся в том, что ребенок передавался под предварительную опеку лицу, которое было лишено родительских прав в отношении своего ребенка.